Истинные аудиофилы слышат, как звучит не только лишь акустика, да и тумбочка, на которой она стоит. Ровно пятнадцать годов назад у меня случилось счастье. Сразу произошли два действия: я получил стройотрядовские средства, и в магазин электроники «Радиотехника» завезли рижские колонки S-90. На такси средств уже не хватило — несколько км из магазина до общаги две тяжеленные коробки мы тащили на для себя вдвоем с моим другом Юркой. Но наслаждение, которое доставили эти неописуемо прекрасные (как мне тогда казалось) изделия, стопроцентно превзошло боль в спине.Наконец для меня прояснилась роль в рок-группах бас-гитариста — до S-90 я считал Пола Маккартни фактически тунеядцем. Эта акустика была первой каплей яда высококачественного звука, которая довела многих первых обладателей S-90 до неповторимой заболевания — аудиофилии. Естественно, отравила этих людей не рижская аппаратура. Но конкретно с нее начиналась длинноватая вереница смены аудиотехники в погоне за безупречным звуком, приводившая более увлекающихся энтузиастов к краху денежному, а заодно и домашней жизни.Знаменитые S-90 и на данный момент интенсивно продаются на вторичном рынке, при этом не особо недорого. «В их только корпус тянет на триста баксов», — гласит Сергей, мой знакомый торговец акустики. Хотя настоящие ценители звука, полтора 10-ка годов назад отдававшие последние средства за S-90, сейчас вспоминают о их, как о бывших супругах: «Ну и не особо отлично они звучали. Бас давали плюхающий, верха — цыкающие и непонятную середину. На данный момент за эти средства можно отыскать еще более увлекательную по звуку акустику. Ну и поизящнее».Акустика — дама ветренаяДлинные ряды акустики в магазинах мне напоминают шеренги девиц на Ленинградке. Есть высочайшие и низкие, тонкие и полные, светленькие и темненькие, дешевенькие и не очень. Но самых высококачественных и дорогих нужно находить в элитарных салонах. Стоимость дает только ориентировочное понятие о качестве — приблизительно за одни и те же средства можно получить принципно различный продукт. Советы компаньонов либо спец прессы здесь не посодействуют. И вот ищешь, ищешь и не можешь отыскать. И всегда кажется, что в последующий раз в конце концов отыщешь то, что нужно. На этом и строится весь бизнес.ДиагнозОсновные потребители продукции аудиопромышленности -меломаны и аудиофилы. Соединять эти два типа не стоит: 1-ые внемлют музыку, 2-ые — звук. Моей подруге Свете, когда она ставит диск, по сути, наплевать, когда он был записан, в 1948-м либо 2001 году, монофоническая либо шестиканальная была запись. Ее не тревожит, поскрипывает либо шипит пластинка. Ей любопытно, что желал сказать исполнитель. Она — меломан. Основная ее страсть — диски, хотя, меж иным, система, которая стоит у нее дома, зашкаливает за 5 тыщ баксов. А бывают меломаны с коллекциями под тыщу дисков, при прослушивании обходящиеся ординарными бумбоксами.В коллекции же аудиофила может быть менее сорока-пятидесяти пластинок. При этом он слушает их не стопроцентно, а только определенные места. Это собственного рода наркотик, правда, не особо социально страшный. Принести домой новый проводочек за 500 баксов, вставить его в систему, прогреть его с полчаса, а позже слушать — исходя из убеждений обыденного человека в этом есть что-то от шизофрении.Меломаны — более массовые и неунывающие любители звука. Их обожают и звукозаписывающие компании, и аудиопираты, и японские электрические концерны. Sony, Technics, Pioneer, Kenwood и JVC — это для их. Системы отлично вписываются в интерьеры, а их чейнджеры при желании могут заглотить всю вашу фонотеку — отдельные модели вмещают по 500 дисков.Меломанов от аудиофилов отличить просто: 1-ые внемлют музыку, 2-ые — звук.А вот магазины бытовой электроники аудиофилы обходят стороной. Мест, где продается реальный звук, малость, и они известны. Самое увлекательное, что 80% покупателей в этих салонах — люди, ничего не понимающие в звуке. Для их самое главное — чтоб было круто. Вправду, выйти из магазина, торгующего хай-эндом, с покупкой за 100 тыщ баксов — дело обычное и не редчайшее. В магазине бытовой электроники за те же средства пришлось бы опустошить половину прилавков. Самое увлекательное, что через некое время крутые мужчины совсем не сложно отличают неплохой звук от отвратительного. Можно, естественно, смеяться над владельцем шестисотого «мерседеса», но германская машина вправду дает водителю ощутить массу аспектов, не доступных смышленому обладателю «Жигулей» никогда.Жаркие технологииИдеальный звук недостижим в принципе. Даже демонстрировавшаяся на берлинской выставке IFA-2001 система за 3 млн германских марок не смогла поменять живой джаз. По воззрению знатных профессионалов по звуку из компании THX (подразделения fake oakleys Lucasfilm), при записи музыки на итог оказывают влияние размеры студии, размещение акустики и микрофонов, покрытие стенок и количество людей, находящихся в комнате. К тому же в процессе записи может употребляться огромное количество разных технологий, а у каждого из сотен звукоинженеров свое восприятие и собственный к ним подход. В конечном итоге, если разобраться, вероятны миллионы вариантов записи 1-го и такого же произведения. Но даже очень дорогая аудиосистема близко к эталону может воспроизводить очень ограниченное количество дисков. Которые и заслушивает до дыр владелец технологического чуда.Это разъясняет огромный выбор различной wholesale nfl jerseys акустики в салонах — универсальной акустики не бывает. Задачка одной — держать огневую мощь домашнего кинозала: выстрелы и взрывы могут нагревать катушки динамиков выше 150 градусов, и театральная акустика в течение долгого времени должна обеспечить отвод тепла. Нередко для этого используются технологии, применяемые для концертной аппаратуры. А есть акустика камерная, на которой необходимо слушать неповторимый джаз в маленьком помещении. И есть акустика, предназначенная для прослушивания только симфонической музыки. В ней много динамиков, и они, излучая звук в различные стороны, делают чувство объема, нужное для прослушивания симфонического оркестра.Есть колонки, доведенные до бреда, — раздельно для джаза, раздельно — для скрипок, раздельно — для духовых. При этом спец акустика, потрясающе работающая на духовых, нередко бывает посредственна на скрипичных группах. А вот, к примеру, пленочная акустика отлично воспроизводит струну и еще ужаснее — саксофон. Но необходимо ли все это среднему покупателю?Чувствительный инструментНеофитам от хай-энда торговцы стараются реализовать сверхнадежные колонки, ибо первопроходцы звука нередко палят референсную технику в 1-ые же деньки. При этом сильную колонку можно спалить даже маломощным усилителем: довольно врубить рейв и где необходимо подкрутить ручки темброблока. А некие, начитавшись особых журналов, сжигают свое сокровище, тестируя его: запускают тест для проверки колонок: 20 Гц — слышимость обычная, 30 — слышимость обычная, 50 — обычная, перебегаем в высокочастотную область. После 12 кГц многие уже практически ничего не слышат, хотя, по науке, предел чувствительности людского уха много выше — около 20 кГц. В надежде услышать исчезающий звук выворачивают ручку громкости — перегоревшие колонки замолкают навечно.Уши только воспринимают звуковые колебания, а в звук они преобразуются в мозгу.Не веруйте тому, что пишут о чувствительности людского уха. По сути даже проф торговцы акустики слышат 14,5 кГц, максимум 15 кГц. И то, если у их не плохое настроение. Ведь человеческое ухо может подстраиваться под шумовую среду, так что после нескольких секунд прослушивания звуковой дорожки боевика с взрывами и выстрелами мы слышим малость ужаснее. Вот почему аудиофилы разработали особые методики калибровки слуха, дозволяющие восстанавливать и увеличивать его чувствительность. Один из способов — постоянное посещение «живых» концертов. Но есть и поболее конструктивные. Мой знакомый, к примеру, перед прослушиванием возлюбленного диска выезжает за город и длительно гуляет в лесу, повышая чувствительность собственного природного звукового тракта. Все бы отлично, но вот, чтоб донести «откалиброванные» уши до домашней системы, приходится помучиться. Метро исключается стопроцентно — оно выбивает его ухо на двое суток. Так что домой он ворачивается на машине далековато за полночь, на маленький скорости и тихими переулками. На четырнадцатый этаж подымается пешком — лифт также повредит узкую настройку слуха. Потому достигнуть собственной цели — прослушать несколько возлюбленных треков — моему знакомому удается кое-где к часу ночи.ПроводаЯ, кстати, очень гордился знакомством с этим ортодоксальным аудиофилом. Приблизительно так же, как если б у компаньона было 6 пальцев на руке. Уникальность моего товарища в моих очах поубавилась, когда я стал сам ходить по салонам. Там я увидел людей, которые серьезно внемлют провода! Меняют один провод на другой (который, кстати, может стоить более 100 баксов за метр), прогревают его, как «Жигули» на морозе, внемлют, услаждаются. Позже изгибают провод буковкой «П», отмечают улучшение звуковой рисунки. Потом ставят другой. В cheap MLB Jerseys общем, консерватория отдыхает. Что провода! Многие авторитетные аудиофильские журнальчики устраивают прослушивания стоек для аудиоаппаратуры. Представляете, так, меж делом, сказать, «моя тумбочка особо потрясающе фагот передает».Боюсь, что вышеупомянутое очень оскорбило экспертов, которые говорят, что 80% людей слышат разницу меж проводами. Нам, оставшимся 20%, следует им доверять. Ведь уши только воспринимают звуковые колебания, а слушаем мы мозгом. Так что, в принципе, можно услышать разницу меж «темными» и «белоснежными» колонками. Существует даже такая наука, психоакустика, как раз изучающая интерпретацию звуковых колебаний мозгом.Реального меломана музыка должна аккомпанировать всюду. Акустика Stereostone, иммитирующая камешки, не опасается ни дождика, ни снега, ни насекомых. Поющий камень — самая остромодная вещь в личном садике.Сильные в этой области южноамериканские инженеры компании Bose открыли, к примеру, что человечий мозг не способен локализовать звуки низкой частоты, и выделили басовый динамик в отдельную колонку-сабвуфер, которую можно хоть за диванчик ставить. Две оставшиеся колонки образуют звуковое поле, в каком возникают кажущиеся источники звука. Они могут быть локализованы в пространстве или размыты. При этом различные системы по-разному масштабируют звук. В неких системах звук выходит, как в небольшом игрушечном театре, чувство такое, будто бы смотрите в перевернутый бинокль. К тому же, оказалось, что у всех различное представление о звуке. Один клиент длительно уверял моего компаньона Сергея, разводя руки в стороны, что у некоторой певицы во-о-от таковой большой Bahçesi рот. «А где вы ее лицезрели?» — спросил Сергей. «Я ее слышал».Практически рояльИзготовление акустики сродни созданию музыкальных инструментов. Местами это наука, местами чисто эмпирическое ремесло. За каждой колонкой видны люди, которые ее делали. «Вел торговлю я как-то французской акустикой — она играет солнечно, экспрессивно, с завышенной чувственностью, — гласит Сергей. — Там, где она делается — в предгорьях Французских Альп, — другую акустику сделать просто нельзя. А вот британская — более чопорная и суховатая. Французская искрится, а у британцев все более строго и точно».Но в отличие от музыкальных инструментов, любой из которых звучит по-своему и ценится за уникальность, колонки употребляются как минимум в паре, и звучать по-разному они не могут. Потому для производства колонок не применяется практически безупречный музыкальный материал — массив древесной породы, она, как досадно бы это не звучало, неоднородна. Корпуса для акустики в главном делаются из древесно-волокнистых плит МДФ и покрываются шпоном и лаком. Лак, кстати, служит не только лишь декоративным элементом. Он выравнивает поверхность, и она приобретает акустические характеристики, которые можно повторять от колонки к колонке. Чем больше слоев лака, тем лучше качество звучания и выше стоимость.ЭпитафияДаже для человека с хорошим слухом бывалые торговцы могут подобрать акустику с безупречным тембральным балансом сравнимо дешево, за две-три тыщи баксов. Все это плюс отменная передача места и прозрачность звучания будет стоить значительно дороже — и 10 тыщами не обойтись, и самое время успокоиться на достигнутом. Вот тут-то спецы и советуют исключить из собственного круга общения тех знакомых, у каких есть более дорогая, чем у вас, система. Так как истинные мучения начинаются после того, как человек послушает возлюбленный диск на еще больше классной акустике. Ему начинает казаться, что его собственная система «не играет», а это уже 1-ый признак неизлечимой заболевания. Кажется, что вот еще малость, еще тыщу баксов вложить, и все заиграет, как надо, но через некое время он осознает, что и 5 не хватает. А болезнь усиливается, звучание становится вправду лучше, но все равно охото чего-то такого. И здесь выясняется, что необходимо к тому же тумбочку под системой поменять. А позже поставить под нее специальную мраморную плиту. Очень напоминающую могильную.

Dance Smartly (Danzig x Classy ‘N Smart; b. 1988, d. 2007). Dance Smartly was a Canadian bred mare who spent her 1991 season undefeated on the track, while winning the Canadian Triple Crown and becoming the first Canadian bred to win a Breeders’ Cup race. At the time of her retirement, she was the number one money earning filly in the world(approx. 3.2 million dollars). She had a total of 17 career starts, with 12 wins, 2 places, and 3 shows. Dance Smartly also had a very successful career as a broodmare, including producing back to back Queen’s Plate winners.According to recent polls, the AfD would win around 10 percent of the vote if general elections were held now.Merkel, the daughter of a Protestant pastor, entered politics in her mid 30s after working as a physicist behind the Iron Curtain. She served as minister for women and families in Kohl’s first post reunification Cabinet in the 1990s and then also as an environment minister.In the beginning of her political career, she was often underestimated by her mostly male, Catholic, West German party companions, who sometimes referred to her condescendingly as «Kohl’s girl.» In the end, she eliminated her rivals with tactical skill and sheer luck to make it all the way to the top in 2005.While Merkel often appears reserved and even stiff in cheap jerseys public, she has tried in past campaigns to show a more human side. MapMyFitness: The acquisition of MapMyFitness in November 2013 marked Under Armour’s foray into the world of digital/mobile fitness. A connected community of over 20 million registered users, it allows them to build fitness routes and workout regimes while tracking and sharing their fitness experiences. It has a suite of popular apps like MapMyRide and MapMyRun and is integrated into over 400 «wearable tech» devices. But at a purchase price of $150 million, does this acquisition bring enough to the table for Under Armour?Screens are used by offensive players who are trying to block or «screen» a defender from getting to another offensive player. The person that sets the screen acts as a human barrier between the defender and another offensive player. The objective is to slow or obstruct the defender from reaching that other offensive player.Hi I’m Max Eberle, and I’m talking to you from Hard Times Billiards in Bellflower, California, and today I am going to show you how to break the nine ball. The equipment you need is the one through nine and the cue ball. You need your cue, your break cue if you have one, your chalk, and you need a rag. So, if you have the cue ball cheap nba jerseys in the center of the table here, you can break and then you would aim directly at the one ball. Most professionals like to break from the side because you get more oakley outlet action. You get a really nice spread on the balls and I’m going to aim directly into wholesale Jerseys the center of the one ball. The balls are going to spread out better. You have a better chance of making this corner ball here or the one ball in the side. You’re not going to aim right on to the one unless you are shooting right from the center. So, I am going to aim with the center ball and the cue ball, and ideally the cue ball is going to be somewhere in the middle of the table, giving me the best possible chance to have a good shot cheap oakleys sunglasses on oakley outlet the lowest numbered ball. Okay so I’m going to line up. I’m going to pretend I’m shooting that one ball straight that way, right on the line that centers, that’s my stroking line. So, with the solid bridge, aiming right down that stroking line, right around the wholesale jerseys center of the cheap Oakleys sunglasses cue ball, I’m going to put as much power as I can. I’m Max wholesale jerseys Eberle, and that’s how to break a nine ball.